Этой весной Стив придет за тобой


Вид с обрыва
[раньше] Часть 5
На последнем километре пути ухабы и крутые склоны стали встречаться все чаще и чаще. Ларе и Мэтту на задних сидениях надоели встряски, поэтому они спустились вниз по сидениям, оказавшись в положении полулежа, а ногами уперлись в передние сидения. Ларе поначалу было удобно, но потом она стала крутиться на месте, выбирая как лучше улечься, и наконец, определившись, закинула ноги на верх сидения Нортона так, что её ступни в босоножках были как раз по бокам головы Нортона. Он сразу же обратил на это внимание, сначала оглядел их, потом попытался спихнуть, отшучиваясь. Мэтт сначала реагировал так же в шутку, нейтрально, но когда Нортон попытался не только снять одну ногу Лары вниз, но и погладить её, Мэтт резко ударил его по кисти и сказал, чтобы все было без подобных фокусов. Лара недовольно щелкнула языком, но последний участок пути уже сидела как обычно, что-то подробно объясняя Мэтту. За музыкой их щебетание на переднем сидении было не очень хорошо слышно. Да собственно вникать никто и не собирался, это было ни к чему.

Кончался последний километр дороги. Лес уступил место большой поляне, оканчивающейся обрывом. Он огибал её плотным кольцом. Рэй вырулил на самый центр поляны и доехал почти до края. После этого они вышли.

Не успев, как следует оглядеть живописную панораму, открывавшуюся перед ними, они все обратили внимание на одиноко стоящего художника неподалеку. Если быть точнее, то Рэю и Нортону было все равно, что он там стоит, Мэтт лишь с недовольством глянул на него, но вот Лара явно заинтересовалась, чего это их поляна не принадлежит лишь только им одним.

Художник не проявил каких либо эмоций, когда они приехали, даже не повернулся, чтобы глянуть на них. Не то чтобы он был слишком взрослым, скорей всего лишь на 5 лет старше каждого из компании. Перед ним на треноге была установлена неоконченная картина, он выводил на ней образ местной природы. Неподалеку от него стояла сумка, видно с какими-то принадлежностями, необходимыми для такого, как он, а около полувысохшего дерева был прислонен его спортивный велосипед, на котором он и прикатил сюда. От этого дерева вглубь вела небольшая тропинка. Художник упорно не обращал внимания на компанию, даже когда они расстелили на траве какое-то покрывало и уселись на него вчетвером. Он лишь отходил иногда от своего произведения, сверял его с живым оригиналом и подмазывал кистью то там, то в другом месте, пока не получалось так, как ему хотелось. Иногда он поправлял широкую соломенную шляпу на голове, возможно со стороны бы показалось, что он пытается или привлечь к себе внимание подобным жестом, либо боится, что его лицо увидят. Но в действительности это не имело никакого значения. Он это делал по привычке.

Сначала компания просто смотрела вдаль, ощущая близость обрыва. Ветра, гулявшие здесь, порой создавали ощущение, что сейчас дунет сильнее и затянет внутрь близлежащих глубин. Но этого не происходило. В целом, скорость ветра была оптимальной, чтобы нормально отдохнуть, а не терпеть трепыхания всего, что могло взмыть и улететь. Первым их молчание прервал Мэтт. Он долго решался, показывать всем или нет, но потом плюнул на всякую возможную реакцию и полез в карман. Достал он оттуда пачку из-под сигарет. Она была полна каких-то самокруток. Он вынул одну и закурил. (продолжение следует).


Комментариев нет:

Отправить комментарий


Индекс цитирования