Разговор по душам


Тюрьма фото
- Началось все в лихие девяностые, - Начал Саша, присев на кровати, стараясь говорить как можно тише, чтобы не услышали другие соседи по камере, - сам знаешь, как весело тогда жили. Стрельба, взрывы, дележ власти. Заводы были ничейные, бери, не хочу. Я как раз университет железнодорожный закончил. В армию не пошел, получив своего законного лейтенанта, уволился в запас. Учился в Ростове - папе, там познакомился с вором по кличке Рома Ростовский. Знаешь такого? - Острый в ответ лишь кивнул, округлив от удивления глаза. Про этого законника давно в воровском мире ходили легенды, тот когда-то был чемпионом по боям без правил, мастер спорта по боксу. Случайно в уличной драке убил какого-то алкоголика, напавшего на него среди ночи. И так и пошел по воровской, став в уголовной среде авторитетом. – Не знаю, что нас сблизило... Не скажу, что были корешами по гроб жизни, но хорошими знакомыми это точно. Вот тогда-то Рома и решил перевести свой бизнес на законные рельсы. 

На мое имя мы оформили свою фирму, через азеров пробили их Бакинскую нефть и закрутилось, завертелось. Жизнь забила ключом. Стрелки, договора... В общем, все бы хорошо, только через года три примерно Рому Ростовского убили какие-то отморозки. Воры включили ответку, залили Ростов-на-Дону кровью. Хотели перевести все стрелки на меня и сделать козлом отпущения, но я вовремя успел обналичить активы нашей фирмы с Ромой и свалить в столицу нашей Родины, Москву. Там отсидеться проще всего. Да меня и не искали, вскоре узнав, что косяк не за мной, а за ребятами из речпорта. Вот тогда и родилось Открытое Акционерное Общество "Интеркрайт". Через связи, которые я приобрел, общаясь с Ромой, я сумел добраться до якутских алмазов, Бакинской и кавказкой нефти, торговал лесом ну и так по мелочевке. Компания разрасталась, из гадкого утенка превращаясь постепенно в нефтяного монстра. Заводы, фабрики, нефтяные скважины, алмазные выработки, это все было наше, то есть "Интеркайт".

Команда у меня была преотличная. Хитрый, как и положено финансовый директор, изворотливый гадюка, бывший одноклассник Михаил Гармаш, да весь совет директоров был составлен из моих одноклассников... Эх... - Харламов замолчал, что-то с грустью вспоминая.- Начальник охраны - Андрюха Горбенко, мой лучший друг, бывший офицер спецназа Альфа. По внешним связям Надя Аношкина и Аленка Севастьянова, первый помощник Андрюхи - Лёня Кравченко, начальник зондер-команды, занимались чисткой рядов, что-то типа контрразведки. Кто еще... На юге, в Крыму, Андрюха Карагодин отставной полкан, занимался транспортировкой нелегалки с Кавказа. Бывало и оружием баловались, но редко и то, больше поначалу... Иринка Овчарова занималась бухгалтерией, девка с головой, чистила Мишины огрехи. Держала "черную" бухгалтерию. Роберт... Руководил нашей пресс-службой, новыми технологиями, ведь мы иногда работали на оборонку. Держали семь процентов поставок вооружения. В общем люди отобранные, хорошие, проверенные... Пока не появились большие деньги, и "Интекрайт" стал лакомым кусочком на блюдечке российского бизнеса.

Была жена и маленькая девочка Варечка, дочка... Ей уже сейчас десять лет... - Снова тяжелый вздох, Саша с тоской посмотрел на старые обшарпанные стены камеры. – В общем, в один прекрасный день Марина-жена, кстати, тоже бывшая одноклассница, спуталась с моим финансовым директором Мишей, они придумали хитроумную аферу, по которой меня должны грохнуть, а Марина получит все денежки, "Интеркрайт" и они все поделят между собой. Если бы не случай... Лежать бы мне уже на Волоколамском кладбище, кости сушить... - Александр невесело усмехнулся, видимо вспоминать это все ему было очень и очень нелегко. - Мы с Горбенко ушли в нелегалку. Благо у меня была еще одна фирмочка ЧОП под Волгоградом, которую возглавляли мои друзья. Они то и занялись расследованием покушения на меня. Узнав, что за неразбериха в "Интеркайте" к дележке неожиданного наследства подключились федералы и Сам...

- Кто?- впервые задал вопрос, дотоле внимательно слушавший, Острый.

- Хозяин, который в Кремле сидит и из свысока все видит. Сейчас там правда мнется его марионетка, но он рядом и скоро вернется, дайте срок. Ну да ладно... Тогда как раз пошла история с Дорковским, олигархи были не в чести. В общем, Хозяин Кремля отдал приказ на разработку и приватизацию "Интеркрайта". Когда узнал, кто в меня стрелял, точнее по чьему приказу. Решил открыться и отомстить. Убил Гармаша... Там уже столько этих трупов было намешано, что одним больше одним меньше... Маринку не смог... Отпустил. Было время когда я ее любил больше жизни. И вроде все наладилось и все хорошо, только звонят федералы и приглашают на долгую личную беседу на Лубянскую площадь. Мол, по душам поболтать... Предложили мне сделку. Я сдаю компанию в руки государства. Они мне небольшой политический суд и амнистию через полгода. При этом все остаются на своих должностях, Варя в безопасности. В общем обманули... Компанию я сдал, мне дали пятнашку за Мишу. а Варьку я успел спрятать у Андрюхи... В общем вот и вся история если очень вкратце... Тебе решать, Острый, верить мне или нет...

Замолчали... Острый достал из кармана горсть табака. Оторвал листок старой газеты за девяносто девятый год и скрутил самокрутку. Поделился с Харламовым. Тихо сидели пуская в камеру струйки теплого сизого терпкого дыма. Все уже давным-давно спали. Разговор затянулся и за маленьким зарешеченным окном камеры уже проглянулись первые звезды и бледно желтый, почти белый диск луны. На соседних нарах посапывал доктор наук Петрович, сидевший за то, что своей дочке на день рождение из магазина украл дорогую куклу. Мент-гаишник, отбывавший срок за взятку усиленно храпел, повернувшись к стене, надрывая луженую глотку. Двое шестерок Острого, тихо сопели у себя на шконках. Странная компания, сброд больных и бедных...

- Слышь, Хоккеист,- наконец проговорил Острый, затушив о край железных нар окурок самокрутки, обсыпав пеплом край Сашиного матраса, - а ведь правду ты говоришь... - Не зная, что на это ответить Харламов промолчал. - Развели тебя суки мусорские. Это не по понятиям. Я тебе верю, а значит мы что-нибудь придумаем.

Он устало спрыгнул с нар, потирая затекшую от долгого сидения спину, ежась от холодных юрких мурашек, бегающих по спине. Каждую ночь, камера выхолаживалась. Становилось все прохладнее и прохладнее, а к утру стены покрывались тонким слоем иссине-хрустального инея. спали чаще всего все, кроме Острого в верхней одежде, чтобы не подхватить от промерзших стен пневмонию.

- Давай спать, Хоккеист, - предложил вор, - в конце концов, если следовать старой русской пословице утро вечера мудренее.

Он легко запрыгнул на свою шконку, повернулся к камере спиной, накрывшись вонючим, пропитанным вшами одеялом, больше не сказав ни слова уснул.

А на плацу все так же надрывались сторожевые овчарки, слышались веселые голоса вертухаев, перекликающихся между собой. Звук отъехавшей машины... "Хозяин уехал", - подумал Харламов, не заметив как и его самого медленно и неотвратимо в свои объятия забирает Морфей. (продолжение следует).


Комментариев нет:

Отправить комментарий


Индекс цитирования