Новости от кума


Дверной замок в камере
Глухо и привычно щелкнул дверной замок. За три года в камере утренняя проверка стала делом обыденным и насквозь привычным. Сейчас всех жильцов выгонят на плац, а сами устроят шмон. Будут искать наркотики, общак, разные заначки, мобильные телефоны. Во всех ИТК такая процедура является делом обычным.

Так и есть...На пороге уже стоял веселый нагло ухмыляющийся начальник оперчасти подполковник Родзянко. Субъект препротивный и желчный. Высокого роста, почти под потолок, с зачесанными назад белесыми волосами, по своей прилизанности больше напоминающее вторую шкуру. Гнилой человек...Стукачей и крыс завел почти в каждой камере. Даже "правильные" боялись идти против этого человека. Зона была красной...

Харламов-бывший в прошлом олигарх, владелец заводов, газет пароходов, сонно посмотрел на часы. Половина пятого... Что же ему сволочи, не спится в такое время. До официального подъема еще уйма времени.

- Кум, тебе чего?- Подал со своей шконки голос один из авторитетов с погонялом Острый, начавший свою карьеру воровскую чуть ли не с пеленок. Родился в женской колонии, мать умерла от туберкулеза. Отправили в детский дом, потом побег, разбой и первый срок, еще при незабвенном генсеке Брежневе. Потом Острый действовал согласно киношной мудрости. Украл, выпил, в тюрьму... Со временем стал довольно авторитетным человеком. Как он попал на "красную" зону было неизвестно. Одно ясно , что при желании отсюда его дружки могли вытащить враз, но вот странно почему-то не вытягивали. Значит было какое-то тут дельце. Острый вел себя тихо. На остальных поселенцев камеры за номером 666 не бросался, не грозился убить и на куски порезать. Вообще производил впечатления довольно приличного работяги преклонных лет. Общался больше со своими двумя шестерками Шкетом и Митюшей. Держался закрыто и обособленно. Правда, с Харламовым они иногда играли в морской бой на потертых листах бумаги, но разговаривали друг о друге редко. Больше перешучивались.

- А у меня, дорогие арестанты, для вас новость...-ехидно улыбнувшись Родзянко прошел в камеру, предусмотрительно оставив позади себя двух вертухаев с автоматами наперевес.- Большие люди собрались в наши маленькие угодья. В гости, так сказать...Решили проверить как вы тут перевоспитываетесь, как из уголовных элементов превращаетесь в приличную личность, достойную демократического общества. И потому...-он резко развернулся и прошелся, заложив руки за спину, из одного конца камеры в другой.- Сегодня работы отменяются. Лес валить будете после...Времени для этого у вас впереди достаточно!- Он совсем уж неприлично заржал, оголив белые по лошадиному крупные зубы.- Сегодня мы с вами займемся подготовкой к приему гостей. Есть вопросы?

На нарах тишина... все отчаянно переваривали новость. Оценивая чего от нее можно ждать. С одной стороны на улице и без того холодно, градусов тридцать семь, хороший хозяин собаку гулять не выпустит, а телогрейка не особо и греет. Так что хорошо что валить лес идти не надо, а с другой, учитывая хитрый оскал Родзянко и некоторые другие симптомчики, ничего хорошего от приезда этих гостей ждать, не приходилось.

- Начальник, а что за гости-то?- Шкет спрыгнул с нар, присев на краешек нижней шконки рядом со своим подельником.

- Из ФСБ,- охотно пояснил подполковник, есть тут одни личности, с которыми смежники желают поболтать по душам...

Харламов вдруг почувствовал, как острый жгучий взгляд Родзянко уперся в него, и сверлит тело где-то в области глаз. Не открывая глаз, Харламов медленно повернулся к стене и стал смотреть в серый мокрый холодный кирпич.

- Вот и надзирающий прокурор с ними увязался, будь он неладен, -снова на спине взгляд отчего-то полный необъяснимой ненависти,- и поэтому сейчас выходим дружно убирать наш милый плац. Все,- теперь Родзянко посмотрел на Острого, спокойно сидящего на нарах, сжимающего в тонких холеных руках верблюжье одеяло. - И не надо меня благодарить, любимые мои засранцы... Другим камерам достались корпуса и сортиры, а вам плац очистить от снега и гуляйте дальше, исправляйтесь на здоровье.

Подполковник медленно повернулся к стоящим у дверей вертухаям, которые при виде грозного начальника оперчасти вытянулись по струнке во весь фронт, будто на параде в честь дня победы.

- Выведите их на плац. Дежурному по этажу передайте ключи от камеры, как уберут заводите обратно. Пока их не будет, пусть этажник посмотрит, чего у них тут имеется запрещенного...

С этими словами Родзянко вышел из камеры, запахнув поплотнее свой теплый овчинный тулуп. Вертухаи вывели заключенных по одному. Поставили лицом к стене. Наскоро обыскали и под прицелом двух автоматов "кипарис" вывели на плац. Хищно улыбнувшись, как стервятник, нашедший умершего льва, дежурный по этажу зашел в камеру и начал методичный планомерный обыск. (продолжение следует).


Комментариев нет:

Отправить комментарий


Индекс цитирования