О любви в поэзии и в жизни


Приход любви
В жизни любого человека любовь играет немаловажную роль. Она заставляет меняться, становиться «живее», наша душа светится от счастья, жизнь обретает новый смысл.

Не зря многие поэты олицетворяют, обожествляют ее в своих поэмах. Она творит чудеса, три простых слова – «я тебя люблю», от кого бы то они ни исходили, могут вернуть в сердце ту исцеляющую частичку счастья, ту веру в лучшее, которой так нам не хватает. Слова любви могут спасти от непоправимого – иногда человека, потерявшего веру во все, что было ему дорого, невидящего смысла в жизни, вернет забота и любовь близкого человека. Она рождает в душе неповторимое чувство легкости, свободы, тепла и красоты, не зря весна - нежная и свежая - ассоциируется с приходом любви.

Любовь вдохновляет художников, композиторов, поэтов, на сотворение бессмертных симфоний, полотен, сонетов. Ярким примером является итальянский поэт Франческа Петрарка и его сонет «На жизнь и смерть Мадонны Лауры», где автор воспевает любовь к своей даме, любовь, которая жила даже после ее смерти. Для него донна Лаура совершенна, бессмертна, любовь к ней вечна. Поэт вознес свою возлюбленную до небес, назвал ее «мадонной», своей музой, восхищался ее красотой и очарованием. Его любовь была столь высока и одухотворенна, бессмертная преданность автора к своей возлюбленной – такое сильное чувство, которое толкает на сумасшедшие поступки. Наверное, это редкость в нашем современном мире. Пожизненная верность одной женщине и безграничная любовь к ней – чем не образец для подражания?

Однако смог ли сам Петрарка так сильно любить свою Лауру, если она была его женой? Ведь как настоящую земную женщину он ее не знал. Это большой вопрос, который мучает многих наших современников.

Убивает ли брак любовь? Почему это чувство так недолговечно?

Но каждый отвечает на этот вопрос самостоятельно.


1 комментарий:

  1. «Я хотел бы иметь право сказать, что был вполне чужд плотских страстей, но, сказав так, я солгал бы; однако скажу уверенно, что, хотя пыл молодости и темперамента увлекал меня к этой низости, в душе я всегда проклинал ее. Притом вскоре, приближаясь к сороковому году, когда еще было во мне и жара и сил довольно, я совершенно отрешился не только от мерзкого этого дела, но и от всякого воспоминания о нем, так, как если бы никогда не глядел на женщину; и считаю это едва ли не величайшим моим счастием и благодарю Господа, который избавил меня, еще во цвете здоровья и сил, от столь презренного и всегда ненавистного мне рабства» (Петрарка).

    ОтветитьУдалить


Индекс цитирования